Previous Entry Share Next Entry
"Гроздья гнева". О ГРОЗДЬЯХ И КОЛОСКАХ
Память об СССР
v_cccp
Я очень люблю книги Джона Стейнбека. Познакомилась с ними сначала в русских переводах, потом перечитывала их в оригинале. Я люблю их все, и конечно же, книга «Гроздья гнева» была для меня очень важной.
А вот фильма по этой книге мне посмотреть как-то не доводилось. И вот в конце концов, этот пробел я восполнила. Я ожидала от этого фильма довольно многого, и он моих ожиданий не обманул.
Фильм сорокового года снят очень добросовестно по отношению к оригиналу, актёры прекрасно передают эпический дух этой книги, лишённой искусственной патетики, но наполненной неподдельной верой в высокое достоинство обычного «маленького» человека.
Вот они, проходящие перед зрителем чёрно-белые картины, так похожие на документальные кадры или снимки из семейного альбома.
Вот семья Джоудов – Па, Ма, старшие сыновья Ной (он есть в книге, но фильм его сюжетную линию вместить не смог), Томи, только что отсидевший за убийство в драке, Эл, их беременная сестрёнка Роза Сарона с молоденьким мужем Кони, младшенькие Руфь и Виндфилд, их старые Дед и Бабка и Дядюшка Джон. Они
арендаторы-издольщики, т.е. люди, работающие на земле, принадлежащей не им, часть урожая отдающие в качестве арендной платы хозяину земли, а на оставшуюся часть худо-бедно существующие. Условно-досрочно освободившийся Томи обнаруживает, что за 4 года его отсутствия его привычный мир исчез. Дом, в котором он родился и вырос, оставлен, фермерский инвентарь распродан, вся семья собралась у Дяди Джона и спешно готовится к отъезду, складывая скраб в старенький грузовик, купленный за гроши, вырученные от продажи всего нажитого, чего не забать с собой.

Причина этого исхода в том, что банк, хозяин земли, хочет большей рентабельности, которая не может быть достигнута мелкими фермерами. Поэтому банк реорганизует свои владения в крупное агрохозяйство, где землю будут рыхлить не мотыги в натруженных руках сменяющихся поколений фермеров, а трактора, управляемые нанятыми за 3 доллара в день рабочими-трактористами. Трактористами из своих же, из местных. Им ведь тоже нужно кормить детей, поэтому они без колебаний проедут сквозь домишки упрямцев, не понимающих, как это можно сгонять с земли людей, которые поколениями эту землю возделывали.
Джоуды, и такие же как они, едут в Калифорнию в надежде прокормиться там подённой работой сборщиков урожая. Едут, потому что Оклахома наводнена листовками–приглашениями на работу, обещающими хороший заработок.

Позже мы увидим, что листовки эти – тоже способ повышения рентабельности. Избыточные рабочие руки снизят стоимость наёмного труда в Калифорнии, и люди будут покорно вкалывать даже не за гроши, а за горсть муки для своих голодающих детей.  Но Джоуды этого пока не знают и верят, что найдут в Калифорнии работу.


Потеряв привычный мир, Джоуды не потеряли надежды и достоинства. В переполненном грузовичке они без колебания находят место для Джима Кейси, бывшего проповедника, переставшего проповедовать, потому что он перестал понимать жизнь. Ма беспокоится о том, не озлобился ли Томи в заключении. Па надеется на то, что для них в Калифорнии для них найдётся клочёк земли рядом с водой.

Позже, в лагере переселенцев, Ма делится отнюдь не лишней едой с голодными детишками таких же обездоленных бедолаг, презрительно именуемых местными жителями Оклахамщиной (надеюсь, что я адекватно перевела словцо “
Okies” в котором одновременно слышится и имя штата, и слово «дуб»).

Джоуды и такие как они и впрямь «соль земли», на них эта земля стоит. Соль – это их солёный пот и кровь, которые оплодотворяли землю и продолжают её оплодотворять. В неё они ложатся, пройдя по ней свой путь, оставив на ней свой след.

В землю ложатся Дед и Бабка, не вынесшие потери привычного ими мира и тягот пути. На землю льётся кровь из проломленной головы Кейси, пытающегося найти правду и объяснить её людям шерифа, поразительно напоминающих гитлеровских штурмовиков.
На эту же землю льётся кровь и убийцы-штурмовика, павшего от руки Тома Джоуда, мстящего за смерть Кейси. По этой земле продолжает странствие поредевшая семья Джоудов, храня в сердцах надежду и мужество. Но как же трудно их хранить!

Они один на один против бездушного порядка вещей, стремящегося раздавить и обезличить их семью, так чтобы на земле не осталось их следа. Рядом с ними много таких гонимых семей, но все порознь, по одиночке ...

А рядом с героями замечательной книги, обретшими плоть в фильме-экранизации «Гроздья гнева», совершенно неожиданно для меня самой, встают герои совсем других книг и фильмов. Из того мира, где люди жили, трудясь все вместе, делая общее, созидая страну.

Вот Александра Соколова – героиня фильма «Член Правительства». Она на своей земле, со своими односельчанами строит новую колхозную жизнь, где для каждого, кто хочет трудиться на своей земле, есть место, есть будущее и великий смысл построения справедливой жизни для людей труда. И есть пути для тех, кто хочет учиться на «милосердных сестёр», агрономов, офицеров и мало ли кого ещё.


Вот Василий Губанов, герой фильма «Коммунист», вчерашний солдат, позавчерашний крестьянин, вместе с такими же недавними крестьянами творит то самое русское чудо стремительной электрификации и следующей за ней индустриализации лапотной тёмной России (которую какие-то загадочные «мы» непонятно где и как «потеряли»).

Вот его вдова Анюта с новорожденным сыном на руках, стоящая у свежей могилы Василия, убитого врагами новой России, и знающая, что «вместе с людьми» они эту новую Россию всё равно построят.

Вот Алёша Скворцов, герой «Баллады о Солдате», спешащий повидаться с мамой, но щедро тратящий скудное время отпуска на чужих людей, потому что они – никакие не чужие, а самые-разсамые свои. За них и за свою землю он и погибнет в этой воистину Великой Отечественной Войне, войне с размножившимися и опьяневшими от людской крови убийцами-боевиками.

И кажется, что эти герои, вставшие рядом с Джоудами, негромко поют: «Здравствуй, русское поле. Я – твой тонкий колосок...»

И становится понятно, почему их так ненавидят боевики-убийцы. И почему их хозяева так ненавидят Россию и память о «страшном СССР».

И становится ясно, что или мы восстановим СССР-2.0, или они-таки построят на земле ад разобщённых и расчеловеченных, безлюбых и беспамятных раздавленных виноградинок.

До встречи в СССР!


  • 1
Спасибо, очень хорошая рецензия.
Одно время - первая половина 20го века. И такая разная жизнь. И кто смеет после этого ставить Америку в пример Советскому союзу?
И еще. В 1940 году (это год создания фильма, по-моему) еще была надежда у людей. И в фильме есть надежда. Только для зрителей из сороковых годов двадцатого столетия она огромная. Видно, как велика она была, надежда на изменение к лучшему, на лучшую жизнь.
Нам же, зрителям из сегодня, понятно, что не стало людям лучше жить за эти десятилетия. И надежда, тогда большая и близкая, сейчас видется почти неосуществимой мечтой. Почти. Но надеяться все равно надо.

"Гроздья гнева". О ГРОЗДЬЯХ И КОЛОСКАХ

Пользователь raasta сослался на вашу запись в своей записи «"Гроздья гнева". О ГРОЗДЬЯХ И КОЛОСКАХ» в контексте: [...] Оригинал взят у в "Гроздья гнева". О ГРОЗДЬЯХ И КОЛОСКАХ [...]

"Гроздья гнева". О ГРОЗДЬЯХ И КОЛОСКАХ

Пользователь karhu53 сослался на вашу запись в своей записи «"Гроздья гнева". О ГРОЗДЬЯХ И КОЛОСКАХ» в контексте: [...] "Гроздья гнева". О ГРОЗДЬЯХ И КОЛОСКАХ [...]

  • 1
?

Log in

No account? Create an account